Пролетарии всех стран соединяйтесь!

     


Приветствую Вас Гость
RSS
Понедельник, 19.02.2018, 01:03

Осторожно, мошенники на "Бирюч коммунистов", фэйк "Анастасия"___________________________________________________ Заявление администрации сайта.
Главная | CCCP | Регистрация | Вход
Меню сайта
Войти / Sign in
TRANSLATE

Выбрать язык / Choose language
Выбрать язык / Choose language:
Ukranian
Russian
French
German
Japanese
Italian
Portuguese
Spanish
Danish
Chinese
Israel
Arabic
Czech
Estonian
Belarusian
Latvian
Greek
Finnish
Serbian
Bulgarian
Turkish
Категории раздела
История СССР [35]
Публикация материалов по истории СССР
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Посетители
Главная » 2012 » Октябрь » 18 » 1. ТРЕТЬЕИЮНЬСКАЯ МОНАРХИЯ
16:44
1. ТРЕТЬЕИЮНЬСКАЯ МОНАРХИЯ



Промышленная депрессия 1904—1908 годов.

Ко времени поражения первой русской революции капиталистический мир вступил в полосу нового экономического кризиса (1907— 1909).

В царской России кризис 900-х годов затянулся на гораздо более длительный срок, чем обычные периодические кризисы в Европе, и в 1904 г. перешёл в депрессию (застой).

Неудачная война с Японией, сокращение казённых заказов и железнодорожного строительства, ряд неурожаев, сузивших и без того узкий внутренний рынок,— все эти условия оказали большое влияние на затяжной характер промышленного кризиса 900-х годов. Новый мировой экономический кризис углубил промышленную депрессию в России.

Ход кризиса можно показать на примере производства чугуна за этот период. Если уровень производства чугуна в 1900 г. принять за 100, то в 1903 г. он падает до 84; в связи с потребностями начавшейся войны с Японией он поднимается в 1904 г. до 102, но уже в 1905— 1906 гг. снова опускается до 93, а в годы депрессии, 1907— 1909 гг., не превышает 97% от уровня 1900 г. и только после десятилетнего кризисного состояния, в 1910 г., впервые превышает уровень производства начала века.

Все основные отрасли промышленности, в том числе и нефтяная промышленность, находились в состоянии застоя. Только угольная промышленность Донбасса меньше пострадала от кризиса и депрессии. Текстильная промышленность, несколько поднявшаяся к 1907 г., в годы депрессии оставалась на одном уровне.

После революции 1905 года в промышленности произошли значительные изменения. Концентрация промышленности усилилась.

Объединения капиталистов — тресты и синдикаты — быстро росли. В период промышленной депрессии увеличилась роль крупных банков. Банки принимали непосредственное участие в реорганизации промышленности, укрепляя и расширяя одни предприятия, закрывая другие, объединяя и перестраивая третьи. Для финансирования русской промышленности был создан, по предложению французских банкиров, союз банков — «Русско-французское финансовое общество». Капитализм в России становился всё более монополистическим, империалистическим капитализмом.

Часто предприниматели на время закрывали свои предприятия, чтобы ввести новые машины, реорганизовать управление предприятиями, объединиться с другими предприятиями. Безработица, вызванная кризисом, приняла скачкообразный характер. Это создавало полную неуверенность рабочих в завтрашнем дне. При массовых расчётах мужской труд затем заменялся более дешёвым женским и детским трудом. Материальное положение рабочих резко ухудшилось. Предприниматели стремились вернуть рабочих к условиям труда, существовавшим до революции 1905 года. Рабочий день удлинялся до 10— 12 часов. Расценки на все виды работ быЛи снижены. Штрафы снова превратились в систему. Непрерывно росла дороговизна.

Созданные в 1906— 1907 гг. в Петербурге и Москве крупнейшие союзы предпринимателей — общества фабрикантов и заводчиков — выступали против рабочих единым фронтом с царизмом. Предпринимательские организации увольняли наиболее сознательных и боевых рабочих. Такие рабочие заносились в «чёрные списки» и нигде не могли получить работу. Фабриканты часто объявляли массовые увольнения рабочих.


Разгул контрреволюции.

После трёх революционных лет Россия пережила кровавые годы разгула контрреволюции. Ленин характеризует их как годы

«... черной Думы, разгула насилия и бесправия, натиска капиталистов на рабочих, отнятия тех завоеваний, которые рабочими были сделаны» (Ленин, Соч., т. 16, стр. 325). 

Царское правительство, помещики и капиталисты мстили рабочим и крестьянам за революцию.

В Сибири, на Кавказе, в прибалтийских губерниях продолжали свирепствовать карательные экспедиции. Они сжигали и разрушали десятки селений, казнили или убивали без суда тысячи рабочих и крестьян, избивали и секли розгами женщин и детей. Царское правительство долго боялось вернуть войска, посланные для борьбы с революцией, в места их постоянного расположения. Число войск в центральных губерниях было увеличено за счёт пограничных районов, так как царизму «внутренний враг» казался опаснее внешнего.

Вся страна покрылась виселицами. По имени главы царского правительства Столыпина виселицы в народе называли «столыпинскими галстуками». Ленин писал:
«Никогда еще не было в России такого разгула преследований со стороны царизма. Виселицы за эти пять лет побили рекорд трех столетий русской истории» (Ленин, Соч., т. 17, стр. 453). 

Сотни тысяч людей были брошены в тюрьмы. Революционеров в тюрьмах подвергали пыткам и избиениям. За участие в стачках или революционных демонстрациях рабочих присуждали к долголетним каторжным работам.После третьеиюньского переворота усилили свою погромную деятельность и чёрные сотни, организованные «Союзом русского народа».

Особенно бесчинствовали одесские черносотенцы. Они организовали бандитские отряды, разгуливавшие по городу с резиновыми дубинками и револьверами и избивавшие прохожих.


Не проходило года, чтобы черносотенные банды не устраивали кровавого еврейского погрома. Во всей стране участились разбойные нападения полицейских и жандармов на рабочие организации. В 1907 г. было закрыто 159 профессиональных союзов, в 1908 г.— свыше 100, в 1909 г.— 96. Рабочие газеты и журналы запрещались. Уцелевшие культурно-просветительные рабочие организации влачили жалкое существование.

Царизм выступал как злейший враг народа. Давая общую характеристику третьеиюньской монархии, Ленин писал:

«...царская монархия есть средоточие той банды черносотенных помещиков (от них же первый — Романов), которая сделала из России страшилище не только для Европы, но теперь и для Азии,— банды, которая довела ныне произвол, грабежи и казнокрадства чиновников, систематические насилия над «простонародьем», истязания и пытки по отношению к политическим противникам и т.д., до размеров совершенно исключительных» (Ленин, Соч., т. 17, стр. 249). 



lll Государствення дума.


Карикатура на выборы в III Государственную думу


Третьеиюньский переворот означал переход царизма в наступление против завоеваний революционных масс. Но вернуться целиком к дореволюционным порядкам царизм уже не мог. Революционная борьба трудящихся во время революции 1905 года, хотя она и потерпела поражение, сделала для царизма невозможным властвовать старыми методами. Разогнав две думы, Николай ll вынужден был всё же созвать lll думу. Необходимость существования хотя бы некоторого подобия представительного учреждения в России, кроме того, вызывалась ростом капитализма, усилением русской буржуазии и непрочным международным положением царизма, которому приходилось лавировать и создавать для Европы видимость конституционного строя в России. Главное же, в лице lll думы царизм стремился создать себе новую классовую опору путём установления блока с контрреволюционной русской буржуазией.

Стремясь «удержать власть и доходы» за господствующим классом крепостников-помещиков, царизм после революции 1905 года сделал второй (после 1861 г.) шаг в сторону буржуазной монархии, укрепив блок с контрреволюционной буржуазией. Политическим оформлением и закреплением третьеиюньского блока помещиков и буржуазии была lll Государственная дума, созванная по избирательному закону от 3 июня 1907 г.

По сравнению с избирательным законом 11 декабря 1905 г. закон 3 июня 1917 г. увеличивал число выборщиков от помещиков почти в 5 раз, от буржуазии – в 7 раз, а число выборщиков от рабочих и крестьян уменьшал более чем вдвое. Ограничены были и избирательные права народов России. Народы Средней Азии были совершенно лишены представительства в думе. Польша вместо 35 депутатов могла послать только 12, из них обязательно двух русских — от Варшавы и Холмщины. В то время как Европейская Россия имела в думе 403 депутатских места, «окраины» — только 39.

Таким образом, новый избирательный закон обеспечивал помещичье-буржуазный состав III Государственной думы, т. е. создавал не столько выбранную, сколько специально в интересах царизма подобранную думу. В думу было избрано 202 помещика (46% всего состава думы).

Партийный состав депутатов думы с такой же убедительностью показывает её буржуазно-помещичий характер. Правые партии имели в думе 40% депутатов, октябристы — 25%, кадеты— 23% и левые партии — несколько более 7%. Остальные объявили себя беспартийными. Ни одна партия, взятая в отдельности, не имела в думе абсолютного большинства.

Такой состав думы давал возможность царскому правительству лавировать и попеременно опираться то на черносотенно-октябристское, то на октябристско-кадетское большинство, не
опасаясь серьёзной оппозиции ни с одной, ни с другой стороны.

Послушные правительству октябристы голосовали за все предложения правительства то в союзе с правыми черносотенцами, то в союзе с кадетами.

 Главой правительства третьеиюньского блока был председатель совета министров Столыпин. Это был один из виднейших представителей класса дворян-помещнков, объединённых в контрреволюционную организацию — «Совет объединённого дворянства». При поддержке октябристов и кадетов Столыпин развернул поход против рабочих и крестьян, против трудящихся национальных районов. Лозунгом всей внутренней политики Столыпина было: «Сначала успокоение — потом реформы»

«Успокоения» Столыпин добился жесточайшим террором. В то же время, опасаясь нового взрыва революции, Столыпин вынужден был заняться проведением аграрной реформы.


2. АГРАРНАЯ РЕФОРМА СТОЛЫПИНА


Столыпинский вагон



Положение сельского хозяйства.

Земельный, или аграрный, вопрос был, по выражению Ленина, гвоздём русской буржуазно-демократической революции. Сущность его заключалась в необходимости уничтожить громадные помещичьи латифундии как основу средневековой кабалы, в которой всё ещё находился крестьянин, и как главный тормоз развития капитализма. После революции 1905 года попрежнему 30 тыс. крупнейших помещиков продолжали владеть 70 млн. десятин земли и почти столько же земли имели 10’/2 млн. беднейших крестьянских дворов.


Такое распределение земельной площади обусловило крайнюю отсталость сельского хозяйства.

Помещикам выгоднее было сдавать свои земли в аренду крестьянам, чем заводить собственное культурное хозяйство. Крестьяне обрабатывали и надельную, и арендную землю своим жалким инвентарём. В результате общий уровень сельского хозяйства в России в XX в. был таким же низким, как и раньше.

По урожайности хлебов Россия стояла на одном из последних мест в мире: в 1909— 1913 гг. средняя урожайность в России была 45 пудов с десятины, во Франции — 90, в Германии — 152, в Дании — 195 пудов. Так же сильно отставала от передовых стран и механизация сельского хозяйства. Большая часть крестьянских полей обрабатывалась сохой, посев и обмолот хлебов производились ручным способом. В 1910 г. в сельском хозяйстве империи использовалось 3 млн. деревянных плугов,. 8 млн. деревянных сох, 6 млн. деревянных борон и только 27 тыс. паровых молотилок.

 После революции 1905 года особенно неотложным стал вопрос о крутой ломке старого средневекового землевладения в России. Ещё острее, чем в 1861 г., развернулась борьба за один из двух возможных путей развития капитализма в сельском хозяйстве— прусский или американский. В 1907 г. Ленин писал, что возможны две перспективы:

«Либо эволюция прусского типа: крепостник-помещик становится юнкером. На десятилетие укреплена помещичья власть в . государстве. Монархия. «Обшитый парламентскими формами военный деспотизм» вместо демократии. Наибольшее неравенство в сельском и в остальном населении. Либо эволюция американского типа. Уничтожение помещичьего хозяйства. Крестьянин становится свободным фермером. Народовластие. Буржуазно-демократический строй. Наибольшее равенство среди сельского населения, как исходный пункт и условие свободного капитализма» (Ленин, Соч., т. 12, стр. 317). 


Крестьянские восстания в годы революции показали, что крестьянство, не желавшее больше мириться со своим положением, требует революционной ломки старого землевладения и становится по существу на американский путь развития капитализма в сельском хозяйстве.

Царское правительство, помещики и контрреволюционная буржуазия стремились повести развитие капитализма в сельском хозяйстве в интересах помещиков, по прусскому пути. Царское правительство решило попытаться путём разорения деревни расколоть крестьянство и выделить из него слой наиболее обеспеченных земельных собственников — «новых помещиков», которые стали бы сами защитниками неприкосновенности частной собственности на землю и незыблемости царского самодержавия.

Царское правительство отказалось поэтому от прежней политики сохранения общины и связанных с ней средневековых форм землепользования (прикрепление к общине, круговая порука и т.п.). Разрушением общины царизм хотел укрепить кулака, превратить всю остальную массу крестьян в огромную резервную армию труда, обеспечив тем самым дешёвой рабочей силой крупную промышленность и помещичье хозяйство.

Если «реформа» 1861 г. представляла возможность грабить крестьянские земли помещикам, то теперь эта возможность открывалась кулакам.


Разрушение общины.

Столыпин намечал три группы мероприятий, с помощью которых он рассчитывал избежать аграрной революции и укрепить власть царизма: 1) разрушение общины, 2) насаждение в деревне хуторского и отрубного хозяйства и 3) переселение крестьян.

Столыпинский указ 9 ноября 1906 г., начавший разрушение общины, превратился после проведения его через lll Государственную думу в закон 14 июня 1910 г., который должен был завершить это разрушение. Указ 9 ноября 1906 г. представлял крестьянам возможность выхода из общины; 14 июня 1910 г. устанавливал обязательность этого выхода.

По столыпинскому земельному закону разрушалось общинное пользование землёй. Крестьянин мог выделиться из общины и продать свой надел, чего он не имел права сделать раньше. Богатые крестьяне-кулаки получали возможность скупать по дешёвой цене землю разорившейся крестьянской бедноты. Выходящие из общины могли закрепить за собой надельные участки, оставаясь жить в деревне, а выделенные земли свести в один участок – отруб. Но они могли перенести свой дом и хозяйство на выделенный участок вне деревни, и тогда создавался хутор.

Выделы на хутора и отруба требовали средств для устройства хозяйства. Правительство выдавало кулакам ссуды для покупки земли и устройства хуторов. Оно требовало предоставлять для выдела кулакам-хуторянам лучшие общинные земли. Насаждение хуторов и отрубов нередко проводилось насильственно, при помощи земских начальников. Царское правительство послало вдеревню целую армию стражников, а губернаторам дало право посылать в деревню войска для подавления сопротивления крестьян выделу из общины.

Хуторян-кулаков было меньшинство. Преобладал другой разряд хуторян — нищие, разорённые крестьяне, которым некуда было деться от нужды. «Некуда, так хоть на хутора»,— говорили они. Но наладить хозяйство такие хуторяне не могли и продавали свои участки кулакам. Кулацкие хутора и отруба превращались в настоящие поместья с широким применением наёмного батрацкого труда. Расслоение крестьянства усилилось. Часть обезземеленных крестьян уходила на заработки в город и превращалась в пролетариев.

За 10 лет действия столыпинского закона вышло из общины и закрепило землю в личную собственность свыше двух миллионов домохозяев (с земельной площадью в 18 млн. га.). Из этого количества на хутора и отруба выделилось 54,7%, но затем 3/в выделившихся продали свои участки.

Посредником в распродаже земли являлся Крестьянский банк. С 1906 по 1910 г. крестьяне приобрели через банк всего 6 млн. га земли. Банк насаждал исключительно хутора и отруба. За десятилетие 1906— 1916 гг. деятельность Крестьянского банка выразилась в создании около 200 тыс. хуторов и отрубов. Крестьянский банк действовал в интересах дворян и кулаков. Надельная земля, сравнительно с помещичьей, покупалась банком за бесценок. Там, где гектар помещичьей земли стоил 121 руб., надельная ценилась в 79 руб., продавал же её банк по 140— 150 руб. При продаже земли в рассрочку банк брал большой процент.

Нередко выделившийся из общины на хутор крестьянин не в состоянии был платить банку в срок ссуду и проценты. Тогда его имущество продавалось с молотка, а самому крестьянину приходилось уходить на заработки в город.



Столыпин широко развернул также и переселенческую политику. Он стремился в центре России создать побольше «крепких» и «сильных» крестьян-собственников, а недовольных бедняков и середняков выдворить подальше – в Сибирь и на другие окраины. За 1906 – 1910 гг. было переселено в Сибирь, на Дальний Восток, в Среднюю Азию и другие окраины 2,5 млн. крестьян.

Преследуя политические цели, столыпинское правительство не считалось ни с интересами переселенцев, ни с правами местного населения.

 Переселенческое дело было поручено землеустроительным комиссиям, земским начальникам и губернаторам. Землеустроительные комиссии отправляли бедняков и середняков целыми партиями в скотских вагонах с надписью: «40 человек, 8 лошадей».


Переселенцы с жёнами и детьми, здоровые и больные, ехали до места назначения месяцами; здесь же в вагонах готовили пищу, стирали бельё; их высаживали на конечных пунктах прямо под открытое небо, несмотря на дождь или снег. Переселенцы размещались в наскоро вырытых землянках и начинали свои бесконечные мытарства, чтобы получить землю в ссуду на хозяйственное обзаведение. Большинство участков отводилось в отдалённых и неудобных местах, без воды, без покосов, без выгонов. Размер ссуды был недостаточен для ведения хозяйства. Какие бедствия терпели переселенцы, оставленные на произвол судьбы в далёких окраинах, можно видеть, например, из отчёта крязя Львова, ездившего по поручению земств на Дальний Восток:

«Отрезанность от мира, как на необитаемом острове, среди болотных кочек глухой тайги, заболоченных долин и гор, совершенно дикие условия жизни, труда и пропитания, естественно, подавляют слабого духом и нищего переселенца. Он впадает в апатию, истощив свой небольшой запас энергии в самом начале борьбы с суровой природой, устраивая себе убогое жилище. Цинга и тиф захватывают истощённый организм и уносят его на кладбище. Во многих посёлках 1907 г. прямо невероятна смертность – в 25 и 30 проц. В них сколько дворов, столько и крестов, и немало посёлков обречено на сплошное переводворение на новые участки или на кладбища».

Многие переселенцы в отчаянии оставляли свои недавно полученные земельные участки и, окончательно разорившись, возвращались на старые места. Недавние середняки-переселенцы превращались в батраков или в городских рабочих.

 Переселенчество несло разорение и местному населению окраин. Колонизационный земельный фонд создавался за счет прямого ограбления местных крестьян. Происходило массовое смещение киргизского населения с зимовых пастбищ. Горцы Кавказа оттеснялись с плодородных земель в каменистые ущелья. 

В Средней Азии уничтожались прекрасные сады, если они попадали в отведённую для посевов переселенцев полосу земли.

Разорённое и обнищавшее население окраин революционизировалось и пополняло ряды борцов против царизма.


Итоги столыпинской аграрной реформы.

 Начиная свою аграрную реформу, Столыпин заявлял, что он стремится вырвать крестьянство из рук революции, а из кулацкой верхушки намерен создать «маленьких помещиков» — твёрдую опору самодержавия для борьбы с революцией.

«Дайте мне 20 лет покоя, и я реформирую Россию»,— говорил Столыпин. 

В статье «Последний клапан» Ленин показал, что в результате столыпинской аграрной политики ни «реформирования», ни «покоя» не получилось.

Новый неурожай в 1911 г. и голод 30 млн. крестьян показали, что столыпинская реформа не уничтожила коренных причин отсталости сельского хозяйства в деревне. В местностях, поражённых неурожаем, свирепствовали голодный тиф и другие эпидемические болезни.

В 1910 г. на юге России эпидемия холеры унесла 100 тыс. человек. В астраханских степях началась эпидемия чумы. Разорение, нищета, голод вызывали сильное озлобление и революционизировали крестьян.

 Реформа Столыпина не сломала средневекового землевладения. В руках помещиков, царской фамилии и у монастырей попрежнему оставалось свыше 160 млн. га лучших и плодороднейших земель. Попрежнему помещики кабалили крестьян, заставляли их крестьянской клячей и примитивными орудиями обрабатывать помещичью землю.
«Это не капитализм,— писал Ленин о помещичьем и крестьянском хозяйстве в результате столыпинской реформы.— Это не европейский способ хозяйства... Это по- старокитайски. Это по-турецки. Это по-крепостнически» (Ленин, Соч., т. 19, стр. 168). 



Реформа даже не ликвидировала чересполосицы и других остатков крепостничества, снижавших производительность крестьянского труда. Столыпинское землеустройство крестьяне с горькой насмешкой называли «землерасстройством».

 Столыпинская реформа дала ТОЛЬКО отсрочку гибнувшему крепостничеству. Средний ежегодный вывоз хлеба из России, не разрешив глубочайших в 1901— 1913 годах (в млн. пуд.). противоречий, составлявших основу русской буржуазно-демократической революции. Она ещё больше усилила расслоение крестьянства и обострила классовую борьбу в деревне. 
Разрешить аграрный вопрос как основной вопрос русской революции можно было только путём ликвидации помещичьих латифундий и переходом всей помещичьей земли - безвозмездно от помещиков к крестьянам. Но привести к этому могла только революция.


Рабочее движение в годы реакции.





 Зимой 1907 г. столыпинское правительство отдало приказ об аресте Ленина. Царские сыщики усиленно разыскивали вождя революции. По предложению партии Ленин, живший в Финляндии, должен был выехать за границу. Чтобы незаметно сесть на пароход, Ленин в сопровождении двух финских крестьян пошёл ночью по льду до ближайшего острова. Декабрьский лёд был хрупок, и Ленин едва не утонул, попав в прорубь и лишь с трудом из неё выбравшись. Наконец он благополучно сел на пароход и выехал из Финляндии за границу. Вторая эмиграция Ленина продолжалась почти десять лет. 

За границей (Швейцария) Ленин уже в феврале 1908 г. возобновил выпуск большевистской газеты «Пролетарий», с помощью которой стал готовить партию и рабочий класс к новой революции.

Товарищ Сталин в 1907 г. переехал из Тифлиса в Баку, где возглавил революционную борьбу бакинского пролетариата.

Под ударами реакции стачечное движение в России продолжало падать. В 1908 г. бастовало 176 тыс. рабочих, в 1909 г.— 64 тыс., в 1910 г.— только 46 тыс. рабочих. Стачки носили оборонительный характер. В Баку рабочее движение, руководимое товарищем Сталиным, носило ярко выраженный политический характер. Чтобы отвлечь рабочих от революционной борьбы, нефтепромышленники предложили устроить совещание уполномоченных от заводов и промыслов с предпринимателями для обсуждения условий коллективного договора. Большевики призывали к бойкоту совещания.

В конце 1907 г., когда во всей стране свирепствовала реакция, в Баку около двух недель заседал своеобразный рабочий парламент, в котором бакинские рабочие вырабатывали требования к нефтепромышленникам. Когда эти требования были отклонены, большевики призвали рабочих ко всеобщей стачке. Во время подготовки к стачке был предательски убит из-за угла 22-летний азербайджанский рабочий Ханлар, пламенный оратор, умевший вести за собой массы. Похороны Ханлара превратились в мощную политическую демонстрацию. На могиле павшего борца товарищ Сталин, призывая азербайджанских рабочих продолжать борьбу, сказал, что Хавлар – это первая жертва азербайджанского народа русской революции.

Оценивая боевой характер бакинских стачек, Ленин писал:

«В 1908 году во главе губерний с значительным числом стачечников стоит Бакинская с 47 тыс. стачечников. Последние могикане массовой политической стачки!» (Ленин, Соч., т. 16, стр. 368).

В марте 1908 г. жандармы арестовали товарища Сталина . Но он и из тюрьмы продолжал руководить движением, посылая статьи для газеты «Гудок». Однажды из тюрьмы отправляли на каторгу группу большевиков. Увидев их из окна камеры, товарищ Сталин крикнул им на прощанье:
«Берегите кандалы, они нам пригодятся для царского правительства». 

Осенью 1908 г. товарищ Сталин был выслан на два года в Сольвычегодск, откуда бежал летом 1909 г. После побега товарищ Сталин возвращается в Баку на нелегальную работу.


Идейный разброд в среде интеллигенции.

Характеризуя политическую жизнь России в период столыпинской реакции как «мерзость запустения», товарищ Сталин писал:

«Скованность общественной мысли, общая усталость и апатия, нужда и отчаяние среди рабочих, забитость и запуганность крестьян при общем разгуле полицейско-помещичье-капиталистической своры - таковы характерные черты столыпинского «успокоения» (Сталин, Соч., т. 5, стр. 129). 

Поражение революции вызвало распад и разложение в среде интеллигенции. Часть буржуазных попутчиков революции ушла в лагерь открытых врагов революции. Другая часть, устроившись в легальных рабочих организациях, осуждала всякую революционную деятельность и призывала рабочих приспособиться к реакции и ужиться с царизмом. Эта часть интеллигенции считала, что столыпинские реформы уже поставили Россию в число буржуазных государств и сделали ненужной революцию. Наиболее враждебной революции оказалась буржуазная (кадетская) интеллигенция, объединившаяся вокруг литературного сборника «Вехи», вышедшего в 1909 г. Он был составлен видными представителями буржуазной интеллигенции, бывшими легальными марксистами и кадетами. Они объявили войну марксизму, отказывались от борьбы за демократию и призывали к примирению с царизмом. «Вехи» отстаивали православие, мистику и смирение перед богом и властью, «Вехи» защищали великодержавные позиции и империалистическую внешнюю политику, на путь которой стала русская кадетская буржуазия после 1905 г.

Идейный разброд и развал с особой силой переживали мелкобуржуазные партии (меньшевики, эсеры и другие), внутри которых появились многочисленные фракции, группы и группочки.

 Меньшевики считали, что революция закончена и что Столыпин повёл Россию по пути буржуазного развития. Они стремились приспособиться к столыпинскому режиму и предлагали ликвидировать старую боевую социал-демократическую партию, загнанную царизмом в подполье. Меньшевиков поэтому называли ликвидаторами. Ленин называл ликвидаторов «столыпинской рабочей партией», потому что они превратились в слуг и помощников третьеиюньской монархии. 


 Партия эсеров раскололась. Правые эсеры создали ещё в 1906 г. полукадетскую «трудовую народно-социалистическую партию». «Народные социалисты» признали необходимым выкуп за отчуждаемую для крестьян помещичью землю и вступили в блок с кадетами. «Левое» крыло эсеров образовало полуанархическую группу эсеров-максималистов. Они выдвигали основным средством борьбы экономический и политический террор и выродились вскоре в беспринципную группу экспроприаторов. 

В годы реакции в условиях полицейского террора сильно развились предательство и провокация. Провокаторы проникали в партийные организации. По заданию охранки они устраивали политические убийства, приводившие затем на виселицы десятки невинных людей. Громкую известность приобрёл разоблачённый в этот период провокатор Азеф, стоявший с 1903 г. во главе «боевой организации» эсеров. Террористическая тактика эсеров после дела Азефа была окончательно разоблачена как тактика, полезная охранке и вредная для масс.



Просмотров: 2594 | Добавил: Сайт_Граждане_СССР | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Наш опрос
Будет ли на земле коммунизм?
Всего ответов: 142
Календарь
«  Октябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Друзья сайта




Copyleft Граждане СССР © 2018