Пролетарии всех стран соединяйтесь!

     


Приветствую Вас Гость
RSS
Суббота, 15.08.2020, 20:42

Осторожно, мошенники на "Бирюч коммунистов", фэйк "Анастасия"___________________________________________________ Заявление администрации сайта.
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Войти / Sign in
TRANSLATE

Выбрать язык / Choose language
Выбрать язык / Choose language:
Ukranian
Russian
French
German
Japanese
Italian
Portuguese
Spanish
Danish
Chinese
Israel
Arabic
Czech
Estonian
Belarusian
Latvian
Greek
Finnish
Serbian
Bulgarian
Turkish
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Посетители
Главная » 2012 » Октябрь » 11 » Как Колчак и атаман Семенов помогали русскому народу в Сибири
14:18
Как Колчак и атаман Семенов помогали русскому народу в Сибири

В современных либеральных изданиях и различных медийных СМИ рассказывается о зверствах большевиков в период гражданской войны после Октябрьской революции 1917 года. В этих «побасенках» порой фигурируют такие персонажи как Колчак и атаман Семенов. Мол, эти два человека со своей армией боролись с большевиками и помогали русскому народу.  Дескать спасали русский народ от большевизма. Но давайте посмотрим, что думали о Колчаке и Семенове американцы, которых нельзя заподозрить в любви к большевикам.

Привожу объемную выдержку, о событиях в Сибири в 1918 году, из книги американских авторов Майкла Сейерса и Альберта Кана «Тайная война против Советской России» (The Secret War against Soviet Russia. By Michael Sayers and Albert E. Kahn. 1946)

 

К осени 1918 г. количество английских войск в Сибири достигло 7 тыс. Еще 7 тыс. английских и французских офицеров, техников и солдат состояло при Колчаке для помощи в обучении и снаряжении  белогвардейской армии. Англичанам и французам помогали 1500 итальянцев. Под командованием  генерала Гревса было около 8 тыс. американских солдат. Но больше всего войск имели в Сибири  японцы, помышлявшие о полном ее захвате: число их солдат превышало 70 тыс.

В ноябре Колчак с благословения англичан и французов объявил себя диктатором Сибири. Адмирал - раздражительный человечек, о котором один из его коллег писал: "больной ребенок... безусловно  неврастеник... вечно под чужим влиянием", - обосновался в Омске и стал именовать себя "верховным  правителем России". Бывший царский министр Сазонов, называвший Колчака "русским Вашингтоном",  незамедлительно стал его официальным представителем во Франции. В Лондоне и в Париже ему  расточали похвалы. Сэр Самюэль Хор снова объявил во всеуслышание, что Колчак - "джентльмен".

Уинстон Черчилль утверждал, что Колчак "честен", "неподкупен", "умен" и "патриот". "Нью-Йорк таймс" видела в нем "сильного и честного человека", опирающегося на "прочное и более или менее представительное правительство".

 Союзники, а в особенности англичане, щедро снабжали Колчака боеприпасами, оружием и деньгами.

"Мы отправили в Сибирь, - гордо сообщал генерал Нокс, - сотни тысяч винтовок, сотни миллионов патронов, сотни тысяч комплектов обмундирования и пулеметных лент и т. д. Каждая пуля, выпущенная русскими солдатами в большевиков в течение этою года, была изготовлена в Англии, английскими рабочими, из английского сырья и доставлена во Владивосток в английских трюмах".

В России в то время распевали песенку:

 

Мундир английский,

Погон французский,

Табак японский,

Правитель Омский!

 

Генерал Гревс не разделял восторга союзников в отношении адмирала Колчака. Каждый день офицеры его разведки снабжали его новыми сведениями о царстве террора, которое учредил Колчак. В армии адмирала было 100 тыс. солдат, и новые тысячи людей вербовались в нее под угрозой расстрела.

Тюрьмы и концентрационные лагери были набиты до отказа. Сотни русских, осмелившихся не подчиниться новому диктатору, висели на деревьях и телеграфных столбах вдоль Сибирской железной дороги. Многие покоились в общих могилах, которые им приказывали копать перед тем, как колчаковские палачи уничтожали их пулеметным огнем. Убийства и грабежи стали повседневным явлением. Один из помощников Колчака, бывший царский офицер по фамилии Розанов, издал такой приказ:

 

1. Занимая деревни, ранее занятые бандитами (советскими партизанами), требовать выдачи вожаков движения, а там, где вожаков не удается найти, но имеется достаточно данных, свидетельствующих о их присутствии, расстреливать каждого десятого жителя.

2. Если при прохождении войск через город население не сообщит войскам о присутствии противника, взимать денежную контрибуцию без всякой пощады.

3. Деревни, население которых оказывает нашим войскам вооруженное сопротивление, сжигать, а всех взрослых мужчин расстреливать; имущество, дома, телеги и проч. конфисковать для нужд армии.

 

Рассказывая генералу Гревсу об офицере, издавшем этот приказ, генерал Нокс сказал: "Молодец этот Розанов, ей-богу!"

Наряду с войсками Колчака страну разоряли шайки бандитов, получавших финансовую поддержку от Японии. Главными их вожаками были атаман Григорий Семенов и Калмыков.

Полковник Морроу, командовавший американскими войсками в Забайкальском секторе, сообщил, что в одной деревне, занятой семеновцами, были злодейски убиты все мужчины, женщины и дети. Одних перестреляли, "как зайцев", когда они пытались бежать из своих домов. Других сожгли заживо.

"Солдаты Семенова и Калмыкова, - рассказывает генерал Гревс, - пользуясь покровительством японских войск, рыскали по стране, как дикие звери, грабя и убивая мирных жителей... Всякому, кто задавал вопросы об этих зверских убийствах, отвечали, что убитые были большевики, и, по-видимому, такое объяснение всех удовлетворяло".

Генерал Гревс не скрывал отвращения, которое вызывали у него злодеяния антисоветских войск в Сибири, чем заслужил враждебное отношение со стороны белогвардейского, английского, французского и японского командования.

Американский посол в Японии Моррис во время своего пребывания в Сибири сообщил генералу Гревсу, что получил из государственного департамента телеграмму о необходимости оказания поддержки Колчаку в связи с американской политикой в Сибири. "Вот видите, генерал, - сказал Моррис, - придется вам поддерживать Колчака".

 

Гревс ответил, что военный департамент не дал ему никаких указаний насчет поддержки Колчака.

- Этим ведает не военный, а государственныый департамент, - сказал Моррис.

- Мною государственный департамент не ведаает, - отвечал Гревс.

Агенты Колчака начали против Гревса травлю, чтобы подорвать его престиж и добиться его отозвания из Сибири. Стали распространяться слухи и выдумки, будто Гревс "обольшевичился", а его войска помогают "коммунистам". Пропаганда эта носила и антисемитский характер. Вот типичный образчик:

Американские солдаты заражены большевизмом. По большей части это евреи из нью-йоркского Ист-Сайда, которые постоянно затевают беспорядки.

Английский полковник Джон Уорд, член парламента, состоявший при Колчаке политическим советчиком, публично заявил, что при посещении ставки американских экспедиционных сил он обнаружил, что "из шестидесяти офицеров связи и переводчиков более пятидесяти были русскими евреями".

Такого же рода слухи распространяли и некоторые соотечественники Гревса. "Американский консул во Владивостоке, - вспоминает Гревс, - изо дня в день без всяких комментариев передавал по телеграфу в государственный департамент клеветнические, лживые, непристойные статьи об американских войсках, появлявшиеся во владивостокских газетах. Эти статьи, а также поклепы на американские войска, распространявшиеся в Соединенных Штатах, строились на обвинении в большевизме. Действия американских солдат не давали повода для такого обвинения... но его повторяли сторонники Колчака (и в том числе генеральный консул Харрис) применительно ко всем, кто не оказывал Колчаку поддержки".

В самый разгар клеветнической кампании в штаб генерала Гревса явился посланный от генерала Иванова-Рынова, командовавшего колчаковскими частями в Восточной Сибири. Он сообщил Гревсу, что если тот обязуется ежемесячно давать армии Колчака 20 тыс. долларов, генерал Иванов-Рынов позаботится о том, чтобы агитация против Гревса и его войск прекратилась.

Этот Иванов-Рынов даже среди генералов Колчака выделялся как изверг и садист. В Восточной Сибири его солдаты истребляли все мужское население в деревнях, где, по их подозрениям, укрывали "большевиков". Женщин насиловали и избивали шомполами. Убивали без разбора - стариков, женщин, детей.

Один молодой американский офицер, посланный расследовать зверства Иванова-Рынова, был так потрясен, что, закончив свой доклад Гревсу, воскликнул: "Ради бога, генерал, не посылайте меня больше с такими поручениями! Еще бы немножко - и я сорвал бы с себя мундир и стал бы спасать этих несчастных".

Когда Иванов-Рынов оказался перед угрозой народного возмущения, английский уполномоченный сэр  Чарльз Эллиот поспешил к Гревсу выразить ему свое беспокойство за судьбу колчаковского генерала.

- По мне, - свирепо ответил ему генерал Гревс, - пусть приведут этого Иванова-Рынова сюда и повесят вон на том телефонном столбе перед моим штабом - ни один американец пальцем не шевельнет, чтобы его спасти!

Просмотров: 2012 | Добавил: STARS | Теги: колчак, атаман Семенов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
0
1 Ян Радий   [Материал]
УФИМСКАЯ ОПЕРАЦИЯ
Весной 1919г. Восточный фронт стал самым решающим для Советской России. Здесь рвалась к Волге и Москве самая большая армия Колчака. К началу марта в действующей армии белых было 130-145 тыс. штыков и сабель, вместе с резервами и тыловыми частями более 400тыс. солдат и офицеров. Красная Армия имела на Восточном фронте вместе с незначительными резервами и тыловыми частями 100тыс. бойцов, растянутых от Каспийского моря до Североуральской тундры. На Самаро-Уфимском направлении 5-я Красная Армия имела 12тыс. бойцов, 258 пулеметов и 55 орудий. Наступавший против неё генерал-лейтенант М. В. Ханжин имел более чем трехкратное превосходство-47тыс. штыков и сабель, 570 пулеметов и 100 орудий и упорно продвигался на запад.
В соответствии с директивами ЦК партии и В. И. Ленина, опубликованных 12-го апреля, для улучшения оперативного руководства войсками Восточного фронта, Реввоенсоветом Республики ещё 10-го апреля 1919 г. было принято решение о создании двух войсковых групп - Южной и Северной. Северная, в составе 2-ой и 3-ей Армий действовала на оперативной линии Вятка – Пермь – Екатеринбург, вдоль ж/д магистрали Петроград-Екатеринбург, и линии Вятские Поляны – Сарапул - Красноуфимск-Екатеринбург. Ей противостояла Северная армия под командованием чешского Генерала Гайды. Южная, в составе 1-ой, 4-ой, 5-ой Армий действовала южнее Камы, вдоль Самаро-Златоустовской и Волго-Бугульминской железных дорог, по линиям Самара – Уфа и Симбирск – Уфа, где 5-ой Армии красных противостояла Западная армия белогвардейцев. Самаро – Оренбургское направление, где Отдельную армию Колчака возглавлял казачий атаман Дутов, от Стерлитамака до Илецка закрывали 1-я и 4-я Армии. Против последней в зоне блокированного Уральска действовали уральские белоказаки атамана Савельева, вскоре замененного атаманом Толстовым.
В тот критический момент РВС Республики решил временно отказаться от активных действий на Туркестанском фронте, и Туркестанская армия в марте 1919 г., созданная из частей 4-ой и 1-ой Армий была переброшена против Западной армии белых. Северную группу возглавил бывший полковник царской армии Василий Иванович Шорин, Южную - Михаил Васильевич Фрунзе, профессиональный революционер, дважды приговоренный к смертной казни с заменой на ссылки и дважды бежавший. Он уже в начале Гражданской войны выдвинулся, как один из самых блестящих полководцев.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Наш опрос
Будет ли на земле коммунизм?
Всего ответов: 146
Календарь
«  Октябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Друзья сайта




Copyleft Граждане СССР © 2020